Главная страница   Общественные связи и СМИ   Пресс-служба   Новости

версия для печати Выступления

27.06.2012

 

Выступление председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России В.П. Иванова в Аргентинском Совете по международным отношениям (El Consejo Argentino para las Relaciones Internacionales, CARI), Буэнос-Айрес (Аргентина), 27 июня 2012 года

 

"Ликвидация планетарных центров наркопроизводства как приоритетная задача мирового сообщества на основе организации национального и цивилизационного развития"

 

Многоуважаемый господин Председатель Совета!

Сеньоры и сеньориты!

Коллеги!

Благодарю Вас за возможность выступить в ведущей фабрике мысли не только Аргентины, но и Южноамериканского континента.

Зная о широте охвата и глубине исследований вашего Совета, я решил представить вам сегодня свою позицию по исключительно актуальной для человечества проблемы – ликвидации планетарных центров наркопроизводства.

Понятие планетарного центра наркопроизводства (планетарный центр производства наркотиков – ПЦПН, PCDP, planetary centers of drug production) является новым и находится пока что в состоянии разработки. Однако сам феномен таких центров в начале второго десятилетия нового столетия предельно очевиден.

В этом собственно и состоит суть нынешней мировой наркоситуации, что в мире имеется два таких центра - в Афганистане и в Южной Америке - по одному в каждом из полушарий Земли.

Как видно на Слайде 1 эти два центра порождают глобальные наркотрафики, которые охватывают и опутали практически всю планету и непрерывно трансформируют весь Земной шар, подрывают стабильность в ряде недостаточно сильных транзитных государств, деформируют экономические и политические процессы в направлении роста преступности и насилия. Именно наркопродукция этих центров являются непрерывно воспроизводимым топливом, поставляемым в регионы планеты для экстремизма, терроризма и транснациональной преступности.

При этом мощь ПЦПН практически неиссякаема, поскольку оба указанных планетарных центра наркопроизводства имеют идеальные биоклиматические характеристики для растительных источников наркотиков, которые благодаря неиссякаемой энергии Солнца и действия хлорофилла способны продуцировать практически неограниченную по объёму биомассу. Никакое промышленное производство искусственных наркотиков никогда не сравнится с этой работой самой природы.

Следует особо подчеркнуть исключительно разрушительную для человечества специфику функционирования этих центров, своего рода закона нарастания масштаба преступности из двух составляющих:

Во-первых, финансовая мультипликация масштаба криминального наркопроизводства.

100 долларов, затраченных на производство 1 кг наркотиков в центре производства в итоге превращаются на отдаленных рынках стран транзита и дистрибуции в продукт с товарной стоимостью в 1000 раз большую.

Во-вторых, кумулятивность, конвергенция криминальных последствий в широкий спектр преступности – образование парамилитарных группировок, рост насилия особенно в крайних формах экстремизма и терроризма, коррупция, политическая дестабилизация и ослабление государства.

К сожалению, наши страны являются прямыми жертвами действия данного закона.

Россия сегодня вошла в печальную тройку мировых лидеров по потреблению афганского героина. К сожалению, резко выросла распространенность употребления кокаина и в вашей замечательной стране – в настоящее время Аргентина делит первое-второе места с Бразилией по абсолютному объёму внутреннего рынка кокаина в Южной Америке и распространенности употребления кокаина (2,6 %).

Более того, помимо очевидного медицинского ущерба, именно эти центры являются первоисточником наркоденег, которые выступают неотъемлемой составной частью нынешней системы, с неизбежностью генерируют глобальный финансово-экономический кризис и не позволяют миру перейти к новой финансовой архитектуре.

Парадокс же действий международного сообщества при этом заключается в том, что вопреки данному фундаментальному факту основные усилия международных органов сосредоточены не на ликвидации таких центров, а на пресечении вторичного явления – транзита.

Так, к примеру, нам непонятны настойчивые попытки государств НАТО организовывать борьбу с афганскими наркотиками в близлежащих с Афганистаном государствах Центральной Азии вместо того, чтобы уничтожать наркопосевы и нарколаборатории в самом Афганистане, где дислоцирован 130-тысячный военный контингент НАТО.

Удивительно, но основные усилия международных органов сосредоточены на борьбе с транзитом уже произведенной наркопродукции, то есть, на последствиях, а не на ликвидации центров ее изготовления, то есть, первопричине. 

Особенно показательно это в Афганистане, где ежегодно уничтожается не более 4 % посевов опиумного мака, обеспечивая поставку практически всей произведенной продукции человечеству.

Да и в государствах Южной Америки уничтожаемые ежегодно несколько десятков процентов коки гарантированно обеспечивают поставку до 1000 тонн кокаина стоимостью порядка 200 миллиардов долларов.

Я неоднократно приводил аналогию с уничтожением пулемётного гнезда. Стремление сместить антинаркотические усилия из Афганистана на близ лежащие регионы напоминает лжеусилия по уничтожению пулеметного гнезда путем перехвата пуль. Такая цель не будет достигнута никогода, сколько бы мы эти пули не перехватывали.

В чем ущербность подобной ставки на борьбу с транзитом наркотиков?

Во-первых, в необходимости гигантских ресурсов и их неэффективности, поскольку центры наркопроизводства локализованы в одном регионе, а транзиты идут по нескольким континентам одновременно.

А во-вторых, в том, что усилия на транзитных каналах девальвируются за счет «феномена пузыря» (balloon effect) и напоминают своего рода калитку в поле, производя, по сути, перенаправление транзитных маршрутов.

Так, недавний рост объёма трафика кокаина через территорию Аргентины и Бразилии во многом связан с усилением борьбы с наркотиками в Мексике и Колумбии, что вынудило наркоторговцев не прекратить свою преступную активность, а только искать другие пути выхода на рынок.

Классическим примером является раздвоение глобального кокаинового наркопотока за счет экстраординарных усилий США по укреплению мексикано-американской границы. Ещё десять лет назад второго наркопотока на Европу из Латинской Америки практически не было. В последние же годы он сравнялся по мощности с наркопотоком кокаина в Северную Америку.

Таким образом, нерешение проблемы планетарного наркопроизводства ведет не к ликвидации проблемы, а элементарному перенаправлению товарной наркомассы.

Возник совершенно новый феномен транзита через Западную Африку и далее по «Сахельскому Маршруту», внёсшему свой вклад в так называемые «арабские революции».

Мы знаем, что Ваше государство в лице соответствующих служб показывает высокую эффективность, но транзитный наркопоток можно остановить только путем  ликвидации его первоисточника.

Почему же ПЦПН не становятся прямым предметом консолидированного действия мирового сообщества?

Очевидно, это обусловлено отсутствием у человечества наработанных инструментов ликвидации ПЦПН и трансформации подобных центров в эффективно функционирующие государства и экономики.

Мировое сообщество на сегодняшний день не в состоянии консолидировать свои усилия для организации в подобных центрах национального и регионального развития.

По сути не реализуется нормативное ООНовское требование на применение в антинаркотической политике комплексного и сбалансированного подхода.

В борьбе с наркотиками преобладающую и нередко избыточную роль получили полицейские, то есть, силовые меры.

Однако ликвидация ПЦПН требует фундаментального подъёма экономик и социальной организации стран, на территории которых производятся наркотики.

Однако не только реализация, но даже разработка таких программ пока не происходит.

Так, к примеру, анализ Меридской инициативы показывает, что альтернативное развитие фактически сведено к нулю, а основной упор делается на военно-полицейские или административно-правовые аспекты.

Выделенные на Меридскую инициативу с 2008 года Конгрессом США 1,5 млрд. долларов пошли на следующие направления расходов:

1) поставка вертолетов мексиканской армии и мексиканской федеральной полиции,

2) поставка сканеров и рентгенов для точек пропуска,

3) тренинг сотрудников правоохранительных органов и судебной системы,

4) профилактика правонарушений, укрепление социальных связей и в целом профилактически-пропагандистская работа в мексиканских сообществах.

То же самое мы увидим и при анализе классического «Плана Колумбии». Милитаризированная и построенная на карательных мероприятиях борьба с наркопроизводством в Колумбии серьезно увеличила насилие в стране, однако, не ликвидировало планетарное по масштабу и эффекту наркопроизводство.

Более того, подобные односторонние меры часто вынуждают экспертов делать аналитические заключения, что борьба с наркотиками выступает, скорее, предлогом для реализации геополитических интересов и доступа к национальным природным ресурсам, прежде всего, нефти.

Показательно, что «План Колумбия», предложенный президентом Колумбии Андресом Пастраной в 1999 году, изначально задумывался как аналог «Плана Маршалла», который бы путем проектов в сфере альтернативного развития позволил крестьянам перейти от выращивания коки на выращивание других сельхозкультур. В первоначальной версии плана предполагалось не проводить военные действия против повстанцев из группы ФАРК, а сосредоточиться на масштабных социально-экономических проектах, которые позволят ликвидировать бедность и неравенство, являющиеся главными причинами вооруженной борьбы членов ФАРК против правительства.

Однако в результате План Колумбия превратился в прямую противоположность изначальной идее.

В частности, в 2000 году почти 80 процентов финансовой помощи, предоставленной США в рамках этого плана было направлено на поддержку армии Колумбии и проведение военных операций.

В целом, структура финансовой помощи США Колумбии, учитывая не только «План Колумбия», но и все другие программы помощи, в период с 1996 по 2005 годы стабильно оставалась практически полностью милитаристской и более 80 процентов всех средств уходило на поддержание насилия против части колумбийского населения.

В свою очередь Российская Федерация считает организацию комплексного инфраструктурного развития стран-производителей наркотиков ключевым компонентом эффективной антинаркотической политики.

Меры силового, полицейского и военного характера будут неэффективными и даже дадут обратный эффект, если не будут сопровождаться проектами, которые смогут качественно изменить социально-экономическую ситуацию населения.

Но в этом случае, откуда ждать прекращения наркопроизводства и наркотрафиков? Сколько ни арестовывай рядовых наркодилеров и даже топ-менеджеров наркомафии они тут же будут замещаться другими желающими, поскольку в условиях социально-экономического упадка дефицита рекрутов в наркопреступность не наблюдается.

Эффективность антинаркотической политики, уверен, значительно бы повысилась, если бы базовым стал метод организации экономики развития.

Речь, разумеется, не идёт о том, чтобы полностью перековать мечи на орала. Полицейская функция должна оставаться и совершенствоваться, но не замещать собой другие функции.

Между прочим, не воздействуя массированно на ПЦПН мы лишаем население этих государств реализации основополагающего ООНовского права на развитие.

Напомню, что право на развитие - основополагающее ООНовское право, закреплённое в Декларации ООН 1986 года о праве на развитие и обеспеченное системой мер по стимулированию социального прогресса и развития, которые содержатся в Декларации социального прогресса и развития 1969 года.

И мы поддерживаем выступление руководителя Секретариата по предупреждению потребления и борьбе с незаконным оборотом наркотиков при Администрации Президента Аргентины Рафаэля Бьелсы на 51-й сессии СИКАД, который заявил о необходимости сосредоточения усилий на борьбе не последствиями, а с первопричинами наркотрафика.

В связи с вышеизложенным представляется необходимым консолидироваться вокруг разработки проблемы альтернативного развития и реализации права на развитие, не только системно подрываемое наркоманией, но и где сама наркомания является, по сути, интегральным порождением и обратной стороной неразвития.

Как показывает анализ, в последние годы практически не используется и ставший уже классическим ООНовский метод альтернативного развития, являющийся важнейшей составляющей антинаркотической борьбы.

К сожалению, до сих пор альтернативное развитие, как это показывает, в частности, обстоятельный доклад председателя Международного комитета по контролю за наркотиками профессора Хамида Годсе, является пасынком или падчерицей антинаркотической политики и вдобавок сводится к частной процедуре замещения сельскохозяйственных культур.

Стандартным примером является раздача (дистрибуция) мешков с пшеницей американскими и натовскими солдатами в обмен на обещания прекратить выращивание опиумного мака. Однако, в большинстве случаев, как мы знаем, те же афганские крестьяне (декхане) с удовольствием берут пшеницу и продолжают культивировать сверхприбыльный опиумный мак.

Таким образом, статус альтернативного развития сегодня выглядит банальной профанацией.

Программы «альтернативного развития» для государств, в которых выращивается кока, опиумный мак или другие наркосодержащие растения, должны состоять из трех уровней:

Первый уровень – это создание инфраструктуры организации передового сельского хозяйства, включая формирование стабильных рынков сбыта, системы кредитования крестьян под низкие проценты, системы технического и технологического обеспечения сельского хозяйства (научное и промышленное семеноводство, удобрения, сельскохозяйственное машиностроение), система обучения и подготовки агрономов и других профессиональных сельскохозяйственных кадров, а также жесткие протекционистские меры по защите крестьян, занимающихся возделыванием законных сельхозкультур.

Второй уровень – создание условий для диверсификации занятости населения с целью снижения доли семей, благосостояние которых напрямую зависит от успешности ведения сельского хозяйства, в частности, формирование национальной высокотехнологичной промышленности, в которую может быть вовлечено население. Примером является Малайзия, которая из отсталой аграрной страны за несколько десятилетий превратилось в одну из ведущих высокотехнологичных стран.

Третий уровень –  суверенное развитие государства, обеспечиваемое финансовой и кредитной независимостью. Государства должны иметь право на суверенное развитие. Существующая мировая валютно-финансовая система, построенная на разрушении национальных экономик и высасывании из них ресурсов, необходимых для развития, является главной причиной распространения наркоторговли в мировом масштабе.

Необходимо изменение действующей глобальной финансовой архитектуры, в частности, разделение банков на коммерческие и инвестиционные для защиты кредитной деятельности от спекуляций, поддержание стабильного курса национальных валют и выделение долгосрочных целевых кредитов для развития инфраструктуры. В частности, необходимо коллективное обращение глав-государств стран, страдающих от наркоторговли, о необходимости введения этих мер.

Здесь я хотел бы отметить заявление Президента России Владимира Путина на состоявшемся неделю назад заседании глав государств «Группы двадцати» в Лос-Кабосе (Мексика), где он заявил о необходимости консолидации мирового сообщества на решении проблемы грязных денег и наркотиков в целом.

Позавчера, выступая на Международной конференции в Лиме, я предложил создать неформальную международную группу по разработке проектов альтернативного развития, которая, если будет на то воля, могла бы стать официальной комиссией при генсеке ООН.

Надеемся, что неформальная группа будет создана, и к международной конференции по вопросам альтернативного развития, которая состоится в Лиме в ноябре текущего года, будет кардинально пересмотрено содержание и стандарты альтернативного развития.

Но одного классического альтернативного развития недостаточно.

Убеждён, что решение проблемы наркопроизводства лежит именно в организации социально-экономического подъёма через создание инфраструктур следующего поколения, которые технологически в состоянии обеспечивать доступ основной части населения государств к современному мировому качеству жизни.

Именно в создании инфраструктур нового поколения, не с ограниченным доступом, а всеобщего пользования, и лежит существенный ответ на планетарный вызов наркопроизводства.

Речь должна идти о новой индустриализации, где основным источником и локомотивом общественного богатства станут новые технологии и инфраструктуры.

При этом на службу национального развития должны ставиться все имеющиеся у государств природные ресурсы.

Здесь Аргентина может служить образцом. Об этом свидетельствуют такие шаги как принятие закона об углеводородном суверенитете Аргентины и экспроприации 51 процента YPF, принадлежащие испанской нефтянной компании Repsol, как раз идут в направлении организации условий для национального развития, что само по себе является серьезным вкладом в денаркотизацию и декриминализацию.

Именно развитие обеспечивает подлинный суверенитет  - прежде всего, что касается ПЦПН, суверенитета государств от их глобальной эксплуатации со стороны транснациональной преступности, которая целые государства и группы государств беспощадно превращает в своего рода наркофермы глобальной преступности.

Мир сегодня стоит перед необходимостью ухода от больной неолиберальной экономики, плодящей неравенство и наркотизацию Земли, и перехода к новой социально-экономической модели развития.

Представленный Вам новый комплексный и сбалансированный подход к антинаркотической политике был также представлен мною в марте в Вене на 55-й сессии Комиссии по наркотическим средства ООН.

В конечном счёте, именно вокруг метода инфраструктурного развития следует создавать и реализовывать новую антинаркотическую политику.

В традициях России помогать другим странам  создавать полномасштабные производительные силы и  осуществлять трансферт институтов образования, науки и передовой промышленности.

Здесь ещё раз хотел бы подчеркнуть фундаментальность проблемы ликвидации планетарных центров наркопроизводства.

Не следует строить иллюзий. Планетарный по масштабу феномен наркопроизводства требует такого же планетарного по мощности эффекта развития, не только национального, но и цивилизационного развития.

Именно в такой бескомпромиссной постановке вопроса и есть подлинный реализм. Необходима консолидация и латиноамериканских стран и всего человечества для организации в центрах производства кокаина цивилизационного и планетарного развития. То же самое, разумеется, касается и консолидации евразийских цивилизаций и человечества на ликвидацию афганского планетарного центра наркопроизводства.

В России с большим вниманием и интересом следят за становлением новой иберо-американской цивилизации. Это определяется принципиальной позицией России: справедливый миропорядок должен строиться на диалоге и сотрудничестве национальных государств и мировых цивилизаций как наиболее аутентичных выразителей интересов и чаяний народов.

А наркопроизводство в своих двух планетарных центрах является заслоном на пути не только национального и регионального, но и  цивилизационного развития.

Для России, Евросоюза и Евразии в целом критическое значение имеет ликвидация афганского планетарного центра наркопроизводства.

В соответствии с продвигаемым Российской Федерации новым подходом в антинаркотической политике и в строгом соответствии с ООНовским принципом комплексности и сбалансированности в антинаркотической политике и с опорой на новую методологию с основой в альтернативном и инфраструктурном развитии Россия представила в марте 2010 года в Брюсселе в штаб-квартире ООН инициативный План ликвидации афганского наркопроизводства «Радуга-2».

Прошу Вас ознакомиться с пунктами данного плана.

1. Повышение через Совет Безопасности ООН статуса проблемы афганского наркопроизводства до уровня угрозы международному миру и безопасности.

2. Разработка и реализация программы подъема экономики и развития Афганистана через инфраструктурное развитие, прежде всего, энергетики и электрификации, создание достаточного количества, не менее 2 миллионов, рабочих мест для афганцев.

3. Ликвидация культивации опиумного мака путем искоренения посевов, через апробированные способы уничтожения и повышением эффекта с 3 до не менее 25 процентов.

4. Включение в санкционный список ООН лэндлордов, предоставляющих принадлежащую им землю под маковые плантации. В этих целях обеспечить составление кадастрового учета земель южных провинций Афганистана.

5. Включение в мандат Международных сил содействия безопасности компетенции и обязанности уничтожения плантаций опиумного мака в Афганистане.

6. Обеспечение необходимого уровня доверительности в целях развития оперативного сотрудничества, обмена разведданными, включая места дислокации нарколабораторий, поставок прекурсоров, передачу объектов разработки и т.д.

7. Совместные скоординированные действия по обучению афганских наркополицейских

К сожалению, наш План с трудом воспринимается НАТО, которое с 2003 года командует всеми вооружёнными силами МССБ в Афганистане. Но мы надеемся, что здравый смысл возобладает. К тому же в ближайшие два года в Афганистане произойдут серьёзные изменения в связи с выводом значительной части иностранных войск.

Нужен соответствующий план и для форсированного развития региона наркопроизводства в Южной Америке.

Возможно, если мы объединим усилия, то Россия и Латинская Америка могут стать лидерами применения нового подхода, ориентированного на национальное, региональное и  цивилизационное развитие. Принципиально важна здесь была бы поддержка Аргентины как не только лидерского государства региона, но и непосредственно страдающая от последствий этих поистине вулканических выбросов из планетарного центра производства кокаина.

В заключение перечислю возможные направления и меры нашего сотрудничества:

- продвигать в Совете Безопасности ООН постановку вопроса о выделении проблемы ликвидации планетарных центров наркопроизводства в отдельный и абсолютно приоритетный вопрос для мирового сообщества;

- консолидировать усилия в направлении разработки программ национального, регионального,  цивилизационного и планетарного развития как ключевого инструмента ликвидации планетарных центров наркопроизводства;

- совместно разработать международный План ликвидации планетарных центров наркопроизводства на основе организации национального и цивилизационного развития - План «Радуга-3». Напомню, что план «Радуга» работает уже 7 лет по линии УНП ООН, мы представили сегодня план «Радуга-2» по ликвидации афганского центра наркопроизводства;

- создать неформальную международную группу по разработке проектов и программ альтернативного развития, которая, если будет на то воля, могла бы стать официальной комиссией при генсеке ООН.            Это предложение было мною высказано во время выступления на только что прошедшей Международной конференции высокого уровня в Лиме. Важное значение будет иметь экспертная конференция по альтернативному развитию в ноябре там же в Лиме;

- организовать Лабораторию проектов совместного развития в целях проектирования и планирования социально-экономического и инфраструктурного развития в интересах ликвидации наркопроизводства и наркотиков и обеспечения роста инвестиций и технической помощи государствам Южной и Центральной Америки;

- планирование и проведение совместных операций. Трансатлантический наркотрафик через Европу обуславливает доставку кокаина в Россию. Трансатлантический наркомост из Латинской Америки в Африку – оттуда в Европу и Россию требует слаженных совместных действий по его ликвидации;

- подготовка на основе российских учебных программ кадров оперативных работников для Латинской Америки. В начале июня ФСКН России открыло в Центральной Америке на базе Никарагуа курсы подготовки наркополицейских региона, что исключительно позитивно воспринято руководством участвующих стран и позволило выйти на новый практический уровень проведения совместных операций по перехвату поставок в Россию латиноамериканского кокаина. Мы готовы, в случае вашего согласия, идти дальше и создать соответствующий кадровый центр для всей Латинской Америки;

- создание интерактивной карты борьбы с наркопроизводством в Латинской Америке. По нашей инициативе подобная карта ликвидации афганского наркопроизводства в настоящий момент разрабатывается в УНП ООН.

Необходимо наращивать постановку проблемы наркопроизводства на самом высоком уровне.

Месяц назад в Стокгольме по инициативе Её величества королевы Швеции Сильвии состоялся 3-й Мировой форум против наркотиков, который собрал большое число неравнодушных, которые видят серьезную опасность как в предельно низкой эффективности действий мирового сообщества против наркотиков в последние десять лет, так и в глобальной кампании за легализацию ряда наркотиков и, по сути, ревизию всего корпуса современного международного антинаркотического права. Два дня назад в Лиме состоялась Международная конференция высокого уровня, ставшая по духу прямым продолжением Стокгольмской.

Возможно, продолжением этого нового тренда мог бы стать Антинаркотический Саммит ведущих государств мира в Москве.

Уважаемые коллеги!

Полагаю, предлагаемый для обсуждения новый подход с выделением в качестве безусловного приоритета международного сообщества ликвидацию планетарных центров наркопроизводства позволит внести решающий вклад в оздоровление наркоситуации на планете в целом.

Надеюсь на долгосрочное и многостороннее сотрудничество с вашим Советом по решению фундаментальной проблемы ликвидации планетарных центров наркопроизводства.

Спасибо за внимание.